?

Log in

No account? Create an account

Цифры. Часть-2

Математика - это Виктор Дагаев. Шесть ложек сахара в одном стакане.
Математика - это самолёт, несущий нас в Москву 2 200 километров. С хвостиком.
В рассказе - математика. 30 тысяч знаков. "Сокращайте!!". Минус 10 тысяч знаков. Минус историю про сестру. Перекроили правду. Математика..
Математика - это дети. Один ребёнок родился в первых числах последнего месяца лета, другой - в последних числах первого месяца зимы.
"Поцеюй 1 йаз лобик, исё два глазика и исё сёчки-сёчки, и ещё носик-носик и 1 йаз побойодотик"
Математика - это две неожиданные встречи "на Монтино", на одном и том же месте с разницей с небольшой юбилей. Первая, когда ещё только начиналось молодое, полное надежд, когда плюсовались достоинства и отнимались недостатки. Вторая - когда уже всё сварливое, мстительное, больное, уставшее закончилось после того, как дефекты возвели в квадраты, ошибки перемножили на обиды, а из последних остатков любви был извлечён корень. И всё засохло, пустыня... Математическая брешь...
Цифры - это частота пульсаций спинномозговой жидкости, это биение живого сердца. Рука болит - сгибаю под углом - становится легче. Математика.
Книга - 2 листа в день, писать через один, 30 листов в месяц, за год - 360 листов. Роман готов! Вы думаете книга - это вдохновение? Это математика ежедневных действий.
Родить - математика. Ребёнок пошёл вниз под углом, голова вставилась в окружность таза, кости черепа под углом сошлись. Роженица наклонилась, присела, вдохнула-выдохнула - давление грудной клетки ушло в таз - ребёнок родился.
Чем лучше математика её наклонов и присядов тем лучше математика малыша. Родится 8-10 баллов по шкале Апгар. Медперсонал выдохнул, поздравил маму, пеленает малыша. Лоскут раз, лоскут два, ручка наверх, ручка вниз.
Потеря крови в родах ровно 200 миллилитров. Это чашка, стандартный стакан. Чашка, и ни каплей больше. Больше - бей тревогу! Математика жизни.
А аппендикс? Его диагностировать и удалить - ерундовое дело. Но если хитрец даст другой угол расположения, так три дня с диагнозом врачи провозятся, а потом, собрав консилиум решат - на стол, срочно резать, широким срединным разрезом - кто знает, что там обнаружится. В первом случае через пару дней пациент почти огурчик, во втором - месяц с трубочками из полости живота по больничным коридорам шкандыбать придётся. Всего-то немного под другим углом расположен отросток - а такая разница.
Жизнь - цифры и математика. Утром писать три страницы, отвечать пятерым в мессенджере, вебинар на два часа - я рисую формулу дня. Поговорить с тобой. Успеть обсудить натуру людей, чувства, секс и быт. Пошутить, посмешить, посмеяться. Послушать о твоих событиях. Восхититься. Возмутиться. Ровно в 22.00 лечь спать. Не лечь спать - снова разговаривать с тобой.
Сначала порадую тебя, потом себя, потом приму радость от тебя. Три действия - формула любви. Вздыхаю. Счетчик страсти взрывается. Уголок губы остриём взмывает вверх.
Но незаметно в расчеты закралась ошибка, что-то идёт не так. Компьютер сбился. Считаем не радости, а горести. Кто кому задолжал, за что и сколько. Цифры зашкаливают. Складка губы под тупым углом горестно ползёт вниз...
...Богиня Лакшми танцует, кружится по спирали нарядная юбка. На запястьях и лодыжках звенят браслетки - в воздухе выводит уравнения для Сриниваса Рамануджана. Он проснётся и запишет...
Есть ли разница живём 1 раз или 1000? Всего лишь на 999 больше. Всего лишь цифры. Будем живы - сочтёмся!)

Цифры. часть 1

Цифры правят миром.
Цифры живут в банках. В одних банках огурцы, варенье, халапеньо, гатых - количество, вес указаны. В других банках - валюта. Количество, вес. Всунул руки в банку, открыл дверцу сейфа - знак больше сменяется знаком меньше. Отнял, прибавил.
Цифры повсюду.
В холодильнике тоже цифры - градусы и калории.
Цифры на весах. В талии и прочих окружностях.
Цифры под человечком на светофоре. На спидометре. На указателях к пункту назначения.
Цифры на глюкометре, тонометре, термометре, алкометре.
Цифры правят миром. Мы заложники часов. Сколько осталось до?!! Сколько прошло после... Циферблат нас поработил, секундная стрелка держит в заложниках. Будильник - террорист.
Цифры. Правят. Миром.
Цифры в шпаргалке на ладошке. Меленько-меленько. На той же ладошке выше - время свидания. Написано крупнее в три раза. Что бы тот, кто ровно на полгода старше увидел через три парты. Место встречи забыть можно. Время - никогда!
Цифровые технологии позволяют разглядеть даже крохотную родинку на фото собственной щеки, Луну с неба достать и - прямиком в Инстаграмм.
Цифры - слуги математики.
"Царица наук!" - улыбалась Раиса Алексеевна, учительница математики в школе номер 8.
О математике мы с ней говорили, как о любимой семье.
Да разве только говорили? Мы творили математику! Дважды в неделю, в среду и пятницу, ровно в тот час, когда по телеку шла любимая детская передача "В гостях у сказки" - принцы поэтапно спасали принцесс, влюблённые беззаветно любили друг друга, дружба побеждала, зло отползало, а тётя Валя как-то по особенному привлекательно перебирала пальцами с идеально отполированными ногтями, обминала краешки потрясающих по красоте и сложности исполнения мягких игрушек и целых настольных композиций.
Но тётя Валя - тётей Валей, с её аппетитной эстетикой, а мы возились с нашей любимой родней - математикой. Вы же помните, математика, как семья. Семь Я.
Раиса спуску не давала! По оси ординат ставила от меня чашку с чаем, по оси абсцисс вазочку с печеньем. - Представим, ты хочешь попасть сюда, к печеньям. Думай!
Мне неистово хотелось доказать - самый короткий путь в вожделенному печенью - по прямой. Но математика дырявила мозг своей глубоко жизненной правотой. Самый короткий путь тот, который самый эффективный, от которого пользы больше, а ущерба меньше.
-Выбирай сильные решения! - требовала Раиса Алексевна. Протянуть ручки и ухватить с тарелки печеньку - ерунда!
Хочешь получить её по-человечески, есть не озираясь, со смаком - будь любезна, раскидай оси координат, реши уравнение и Раиса сама тебе подаст самое прекрасное, самое математическое печенье на свете - "розочки". Симпатичные кругляши песочного теста, с ровной ажурной спиралькой безе, орешки посыпаны аккуратно, в меру - ни больше, ни меньше, чем нужно. Идеальное.
Сейчас розочки в каждой четвёртой пекарне продают. Огромные, кривые, вздувшиеся, неровная кромка безе переваливается через ошмётки орехов. Какая-то свихнувшаяся математика.
Математика - царица. У цариц, как попало не бывает.
Если математика была царицей наук, то Раиса Алексеевна - царицей математики.
Раиса Алексеевна - это три шкафа книг. Таких, что съесть хотелось. Даже вместо розочек. Все шесть книг о волшебнике Изумрудного Города, неведомые "Приключения Карика и Вали". Можно было взять почитать. Надо было вернуть в срок. Положить ровно туда, откуда взято. Откуда отнято, туда прибавлено.
Математика учила считать. Раиса научила считаться.
Раиса и её муж, дядя Слава, это 2 мороженных + 1 скамейка + 2 свидетеля в ЗАГСе - свадьба и торт = 40 лет любви.
У них 2 сына. 2 внука - 2 Кирилла. Дядя Слава перед смертью от жены потребовал: со мной в гроб положи 2 вещи - партбилет и твою фотографию. Дядя Слава при встрече дважды целовал в щеки, дважды заглядывал к нам во время урока: "заканчиваете?", брал по две "розочки" из вазы. Ровно на две секунды Раиса опоздала к нему, не успев сунуть шоколад в рот, когда он впал в кому.
Я не слишком любила решать уравнения и задачки, но любила саму математику, любила то, как она раскрывает передо мной свои тайны.
Однажды меня проняло знанием - она точь-в-точь как жизнь! Только кажется непонятной, а на самом деле ждёт, чтобы раскрыть мне свои неизвестные - достаточно сделать первое правильное действие. Она желает показать как удивительна красота простых решений - это я, бестолковая, утрачивая веру, кружу по тем же ошибкам, перемножаю важное на ноль, удивляясь результату, дружу по диагонали, скучая по вниманию, мечусь вдоль стен квадратов, не рискуя выйти на большие площади и великие масштабы. Путаюсь, как неразумное дитя, в обычной мудрости жизни.
Математика стала для меня домашними печеньем и пирогами Раисы, её прозрачными чашками и блюдцами, приключениями Элли в Волшебной стране. Это и правда была математика - четыре стороны света, четыре колдуньи, четыре друга, задачки хитрого пройдохи Гудвина.
Печенье - это 200 гр масла, 200 гр. сахара, 2 стакана муки, 5 яиц и 1 ложечка ванильного сахара. Что-то великое стояло за этими цифрами, то, что заряжало их жизнью, двигало, заставляло соединяться, смешиваться и превращаться в пироги, накрытые столы, книги, жизни. Да, великая сила ...
-Я подготовлю тебя, и ты поступишь в математический вуз в Москве, - повторяла раз за разом Раиса, пока я с трудом осваивала новые уравнения. Это не про меня, вы с кем-то меня путаете - вот что думала я поначалу. А мне стало слышаться, будто, гладя меня по голове она приговаривает - ты умная девочка, особенная девочка, у тебя всё-всё получится.
Математика учила меня любви. И усилила способность к доброй справедливости. Моя школьная математичка гоняла меня по предмету, как сидорову козу и лепила четверки, высмеивая перед классом за дополнительные занятия с Раисой, но когда весь класс за исключением трёх человек объявил ей бойкот, я оказалась в этой тройке. Это было бы несправедливо по отношению к ней - не пойти на урок. Пойти и скромно присутствовать, подыгрывать ей, будто ничего не происходит, будто идёт обычный урок, и я не замечаю её дрожащих рук и голоса. Выбирай сильные решения - девиз Раисы пришёл на выручку той, которая швырялась лишними эпитетами в адрес "её методов обучения".
Математика - это 7 минут до школы, это 200 шагов в людную часть центра города, это 15 манатов - счет за завтрак в кафешке под виноградной лозой.

Карты-котики

🐾
#полезное_по_понедельникам
#игралка_для_вроде_взрослых

Утро доброе, понедельничьи мои!

У меня здесь под дверью скребутся карты-котики, хотят с вами поиграть. Настойчивые очень. Не будем обижать и злить котиков, у них острые когтики, встретим их лаской, накормим колбаской... Ой, чего-то меня не туда понесло)

Итак, котокарты.

Ровно 33 уникальных, великолепных котика. Закрываете глазки, задаёте про себя тот вопрос, который вас волнует/интересует/напрягает, затем интуитивно выбираете число от 1 до 33 включительно, называете его в комментариях. Я в ответ выкладываю карту котика, он вам всё про всё покажет и расскажет.

Поехали, и муррр🐾

1st October*

Надо же, сегодня понедельник понедельников - и понедельник, и первое число. Давайте срочно что-нибудь начнём вместе!
Я вот прямо сейчас начну заканчивать текст, который висит на мне. Сегодня с ним и покончу. А ещё медитацию вечернюю прикручу в дополнение к вечерним ритуалам.
Подтягивайтесь, мои хорошие и плохие, придумайте и черкните, что начнёте сегодня.

Горбушка

Мама солит рваную горбушку крупной солью, ставит стакан прозрачной воды - запивать. Это вкусно.


Мама заворачивает долму, по спирали укладывает в кастрюлю, чиркает спичкой, открывает газ под большой конфоркой. Кастрюлька попыхивает, хочет сбросить крышку, огонь убавляется до сдержанных сине-желтых листиков.
Готовый виноградный лист зазывает масляным глянцем, запах остренького бульона отчаянно щекочет ноздри. Подается с глыбами чесночного гатыха. И это, конечно, безумно вкусно.


За папой заезжал друг на немыслимо дорогой иномарке, нас с сестрой по дороге подбрасывали в школу. Дверца по-королевски распахивалась, окутывал тонкий аромат парфюма, из магнитолы лился приглушённый блюз. Окна бесшумно поднимались, машина стартовала тигрицей, и неслась как по маслу, пока мы покачивались в трансе. Это было роскошно, мне нравилось.


Какое-то время в институт меня подвозил пожилой папин коллега, кардиолог Иткин. На старенькой, скрипучей Ниве. Дверца открывалась с грохотом. На усилии, страшно лязгая, складывалось переднее сидение. Мы сгибались в три погибели, вползали на заднее сиденье, частенько стукаясь головой обо что-нибудь, как будто специально для этого в Ниве предназначенное.

Машина скакала по дороге, не пропуская ни одну существующую и не существующую кочку. Иткин, с раскрасневшимся носом и развевающимися седыми баками, истово пропагандировал учебу до гробовой доски, а мы на свой лад полушепотом комментировали и передразнивали его. Это было весело, мне нравилось.


Мама мыла овощи и фрукты требовательно и предвзято. Терла, поворачивала много раз под водой. Умытые, сияющей горкой яблоки и персики расслаблялись в вазе.
Я пошла ещё дальше - купала их специально выделенной губкой, в конце ополаскивала кипячённой водой. Столько удовольствия и удовлетворения!


Ровно столько же, сколько и от собранного в утреннем мареве ещё сонного инжира на даче, от съеденных прямо с влажной грядки помидорчиков и перчика в огороде, от сорванных, и тут же отправленных в рот под предводительством мамы вишен на бульваре.


Мы ютились в одной комнате, диван был местом для сна, отдыха, игр, занятий, уроков, плача, страха, смеха. И даже для маленького комочка-чернушки находилось местечко.
Все были рядом - только руку протяни. Родственные узы ощущались физически.


Мы надолго останавливались в одной из лучших гостиниц - "Москва", где каждое огромное крыло имело свой особый дизайном и шарм. Носились по коридорам, как угорелые, играли в прятки, аукая.

А какой шик и размашистая роскошь царили в "Международной" с её фонтанами и прозрачными лифтами! А какой лес вокруг "Союза" и панорама из "России"! Столько места, пространства, воздуха - бегай, играй, фантазируй!


Когда наша одна комната превратилась в двухсотметровые хоромы, и даже у канарейки завёлся собственный угол, оказалось, что родство всё так же ощутимо. Можно даже не протягивать руку - оно прочно встроено в кости и мышцы, вшито в кожу, отцифровано в сценариях мозга, замуровано болью в сердце, сочится любовью в крови.


Мои предки вышли из крестьян. Простые рабочие люди, буравили Каспий, чумазые и весёлые возвращались домой, готовили бесподобные пироги, пекли блинчики, любили застолья, заводили песни.
Другие мои предки с гонором, с тайнами, себе на уме, родов высоких до небес, от простого люда дальше дальнего, держались вечно в сторонке, держались только друг друга. Зато добивались статусов, признания, наград, и в конечном итоге приносили пользу тем, от кого держались подальше.
Моя признательность и гордость за тех и других.


Читаю вперемешку Кафку, Шелдона, Роулинг, Вебера и Вербера. Только так и понимаю их по-настоящему.
Фильмы смотрю по тому же принципу - Бертолуччи, Тарантино, Миядзаки, Большая маленькая ложь, Люди в чёрном.


Слушаю джаз. Даже трудный джаз. Люблю его. Не могу без попсы, обожаю народную музыку, неравнодушна к опере, меня сильно задевает этническая музыка.


Мой любимый Алик - учитель Алиага, говорил, что нельзя быть всеядным. Нельзя. Нельзя. Это признак незрелости. Нельзя без разбору все подряд смотреть, слушать, жевать.


А мне кажется, что можно. Мне точно можно. Потому что, это не без разбору. Это зов генов, просьбы крови, призыв многих душ.
Да, я всеядна. Я состою из тысяч.
И это не без разбору. Только то, в чем искра.


Погружаю изящную ложечку в тарталетку с малиной на подтаявшей сливочной подушке, ммм....
Вдруг вспоминается :
мама солит рваную горбушку крупной солью, ставит стакан воды - запивать. Это, правда, очень вкусно!

Отвечалка (2)

Лада, привет ) Поделись, пожалуйста, как поддерживать себя в моменты скатывания в "да ладно, ничего не получится, лучше и не начинать". Спасибо.

Начну с правды. Правда в том, что фраза "ничего не получится" - обманка. Не получается в одном случае - если мы не делаем.

Как-то в детстве я в ужасе стояла перед девчонками, зазывающими попрыгать в прыгалку. Эти короткие мгновения внутренней борьбы - они показались мне вечностью - и были тем отрезком на котором не получалось. А когда я сорвалась места, и с разбегу прыгнула через мелькающую ленту, что-то получилось. Получилось плохо, коряво, я тут же наступила на прыгалку. Но это был мой первый шаг. Такой плохонький и корявенький. Мне удалось прыгнуть и приземлиться. Вот два первых действия, которые мне дались. Но не только! Мозг в это время анализировал ситуацию - оценивал физические возможности моего тела, безопасность и степень риска для жизни и здоровья, регулировал глазомер, корректировал работу мышц, настраивал работу гормонов. У меня получилось сделать это плохо, а не "не получилось".

А следующая правда в том, что мы до умопомрачения боимся делать что-либо плохо. Или не достаточно хорошо. Или не отлично, на пятерочку. Или того хуже - не идеально.

Если спуститься в ещё более глубокую правду, то мы обнаружим, что гораздо сильнее паники, что выйдет плохо, наш страх перед собственной реакцией на это. Как мы реагируем на свои недочеты, ошибки, на не отполированные до блеска действия? Ровно так, как нас научили - с напряжением, страхом, безжалостным пренебрежением и разочарованием.

Мы "слегка" задержались в той инфантильной позиции, которую требовало от нас окружение - сразу взять высокую планку. Ну кому, скажите мне, охота чувствовать себя неудачником, разочаровываться в себе или даже винить себя? Вот так и закрепляется в нас неисправный механизм - не делать, чтобы избежать неудачи. Чтобы избежать болезненных чувств. Именно этот страх, а не что-то другое удерживало меня перед той прыгалкой! Как я буду чувствовать себя, если не справлюсь? Для меня, неистового перфекциониста, прыгнуть было невероятно трудно! Слава Богу, интерес и азарт тогда перевесели, я прыгнула, прыгнула не ахти, но с третьей попытки получилось лучше, и уже через два дня я скакала, как очумелая по всем широким коридорным перекрытиям моего любимого дома в Ичери Шехер.

Любое новое действие - эксперимент для нашего мозга. Нужно время, чтобы наладить процесс, сонастроить его с правилами игры. Моя взрослая позиция - это когда я понимаю, что всякое дело подразумевает этапность. Для начала сделать что-то и хоть как-то. Заложить первый камень, построить первый этаж. После первого шага прояснится видение второго, а он потянет за собой третий. Раз, два, три... тысяча шагов - а там уже и вершина видна.

С каждым новым шагом становится понятно, что уже хорошо, на что стоит ставить и вовсю пользоваться, а что - подтянуть, докрутить, исправить, поменять.

Я очень боюсь первого шага. И с той же силой люблю. Он священный.

Иначе, мы бы даже ходить не научились.

P.S. После этой пафосной ноты вполне прозаический вопрос: хотите услышать мои практические наработки - чем помогать себе в такой ситуации? Интенсивно плюсуйте.

дачнный зоопарк

Дачная жизнь богата на животных - каждый день кто-нибудь новый заводится.
С утра меня обхаживает ласковая кошенция - сама круглая, беленькая, на бочках серые яблочки, глаза подведённые по восточному.

Ластится, не то, что вчерашний кот - еды требовал, а сам изгибался-шипел, погладить не давался даже в обмен на предоставленные материальные блага. А эта липнет к ногам, спотыкаюсь об неё на каждом шагу, к тому же истеричка - как рот откроет, хоть беги от неё до самого моря, такой звук жуткий издаёт.

Ну я, а что я? Ворчу, и несу ей колбаски. Потом ещё колбаски. И ещё колбаски. Пока истерика не переходит в беспрестанный сип. У кошки желудок бездонный - вздыхаю я, и тащу ободранное с куриных косточек мясцо.

После каждой порции сип становится тише, но гражданка кошка продолжает разевать рот и стыдить меня беззвучными стенаниями. Тащу ещё колбасы.

Перебирая отяжелевшими боками, коша отползает в каменному забору и переваливается к соседям. Молюсь на радостях. Радости ждать себя не заставляют - являются в виде двух собак, одна из них тащит за собой щеночков. По ходу собаки выясняют правовые аспекты их взаимного нахождения на нашей территории, и кто тут, вообще, более дорогой гость. Собакам уходят куриные остовы и мясные кости-обрезки. После трапезы уважаемые гости располагаются отдохнуть - одна на веранде, вторая загорает среди олеандров. Щенки, сиротливо поскулив у ворот, отправляются дебоширить на соседнюю дачу.

К вечеру на мне облюбовал местечко один несносный мотылёк. Поселился в нахалку, занял приличную территорию, вздумал подбираться к неприличной. На уговоры-увещевания, как и на шаманские размахивания руками не поддавался. Кажется, предлагал жениться - демонстрировал белую спинку с татуировкой черепа. Вскоре променял меня на белую стену, решил, что они больше подходят друг другу.

Остаток вечера проходит в обществе черепахи, ящерок и квакши.

Ночь прошла в соревнованиях с мышкой. Поскольку законные кошки остались тосковать без нас дома, полёвка чувствует себя привольно, забегает в кухню в поисках чего поживиться. Деловито шуршит. Я в ответ шуршу клеёнчатой скатертью. Каким-то чудом мышку удалось перешуршать, и она удрала с поля боя. Вздохнув, я заснула.

Утро началось с полосатого котика на заборе.

Мама магии

Мама магии надкусывала земной шар, зубами крошила материки. Выпила моря южные из кружки, заварив с цветочными полянами, потягивала моря северные, наколов в бокал запотевший ледники. Загорала на плотах, на крышах шумных прибрежных городков.

Выдувала в горн Везувия языки пламени, собирала в ладонях жар-птиц, прятала в юбках ветверогих оленей, огонь в юртах хранила, рассыпала снег пригоршнями, перинами раскладывала по твердой земле. То просвечивала на солнце мама магии, то грозовой завесой шла с гор.

Алкала надежду в канавах, в офисах и торговых центрах под часами ждала, в аптеках между листьев фикусов пряталась, стерильными повязками вилась вокруг алых надрезов в больницах гордских, лошадей по кругу цирка пускала, по крупу крепко подстегивала, крупы ячменные, просовые, гречишные смешивала, кругами раскладывала, круги по воде шли, цунами усмиряли на другом полюсе.

Мама магии ела ложками золотыми, изо рта вываливалось. Голодала, тощими стеблями питалась, обет поста держала - рот зашивала.
Мама магии бывала толстой, тело рыхлое тащила по взгорьям, бывала круглой упругой пампушкой, взлетала вприпрыжку на верхний этаж с панорамой. Бывала мама магии худющей - ключицы оглоблями наружу, истощенной до рёбер, еле тащилась по пустыням сухим. Бывало, тоненькой тростинкой легко земли касалась, бежала на первые острые свидания, бывало, стройной кипарисинкой из окна выглядывала, воздушные роскошные поцелуи кавалерам посылала.

Глаз зелёный, изумрудный, мшистый, водянистый, рыбий бывал у неё, был и карий, гнедой-бешеный, и лазурный берег нежно плескался в очах, по ночам фиолетовым с красным отливал, поутру горчично-медовым баловал - всякое бывало.

Мама магии зверушек привечала, кормила, мускусным язычком раны зализывала. Мама магии охотилась - жадная до зверья была, дрожали в колчане упругие стрелы, врезались в тёплую лисью плоть.

Мама магии нема была. Молчала до умопомрачения. Правду тебе в глаза молчала.
Мама магии песни пела - сердце вынимало, селезенку щипало. Пела до изнеможения.

Звезды сочиняла, на небо велюровое развешивала, липкой лентой каждую приклеивала, за небосвод заглядывала - видела, что с той стороны театра. Солнце ловило-догоняло её солнечными зайчиками, она зеркалами их приваживала, прятала с шкатулки малахитовые. В ракушки морские истории дула, чтобы людям слышны были. В книгах многоточия ставила. Сны зефирные, сны метельные, камнепадные, острые-игольчатые, странные, душные, конфетные, свежие-душистые, мятные подманивала к человеческам кроватям.

Плаща не носила, завывала с волками. шубы царские скидывала, узорами платка кусала в сердце, краской лицо заливала, раскрашивала цветным горы и леса, когда добра была, разгневалась - и проломила дыру черную в небе.

Мама магии была летом, была зимой, была ночью и днём, была землёй, водою была, была храмовой мышью, библиотечным пауком, была добычей и стрелой в добыче, и рукой охотника, была царицей, шаманом, возлюбленной, фурией, была мужчиной и женщиной, была Богом.
Но выбрала остаться мамой магии.

Ты с ней рождаешься. Ты с ней живёшь. Каждый день перо её сизо-изумрудное вырываешь. Ты в ней умираешь каждый день и так до последнего вздоха. А дальше... Кто знает? Только мама магии. Но она не расскажет - занята, ест джем из лесной ромашки и покачивает ногой над Ниагарой.

#мама_магии
#мама_мира

прокнижное

Вот ведь какое дело - тыщи всяких книг я прочитала, многие меня потрясли, засели внутри намертво, вывернули наизнанку или вернули на место, некоторые я читала дважды, но перечитывать раз за разом хочу только Мастера и Маргариту и Вино из одуванчиков. Они срабатывают снова и снова. Всякое очередное прочтение - это открытия и озарения. Не дают забываться, оставляют меня в человеках и возвращают право на магию.
У как у вас? Что перечитываете?

Profile

feniks яркий
snova_feniks
snova_feniks

Latest Month

April 2019
S M T W T F S
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
282930    

Tags

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com